Блог наивного варгеймера

Previous Entry Share Next Entry
Фильмы о Cредневековье
january31
Cписок фильмов от ARZAMAS'а, которые надо срочно изучить, чтобы узнать всё о Средних веках.

"Декамерон" (1971)
Режиссер: Пьер Паоло Пазолини


Вольный пересказ нескольких глав из книги Боккаччо, первая часть "Трилогии жизни" Пазолини, продолженная картинами "Кентерберийские рассказы" и "Цветок тысяча и одной ночи".

Героев Боккаччо, скрывающихся на загородной вилле от чумы и рассказы­вающих фривольные анекдоты, обыкновенно представляют себе как изнеженных элегантных молодых людей. Вроде тех, что затыкают свои носы возле открытого гроба на пизанской фреске "Триумф смерти".

Фрагмент фрески "Триумф смерти" Буонамико Буффальмакко. Пиза, Кампосанто, 1330-е годы

Пазолини не только меняет сюжеты выбранных им новелл - он намеренно уводит зрителя от привычного бархата, парчи и гобеленов, за пределы городских стен, как можно ближе к почве. В "Декамероне" он создает канон "непарадного Средневековья", к которому впоследствии будут обращаться и "Монти Пайтон", и создатели десятков сиквелов - эротических комедий на сюжеты из Боккаччо, выходивших в Италии 1970-х на волне небывалого коммерческого успеха "Декамерона". У Пазолини персонажи разыгрывают сцены из картин Брейгеля ("Битва Масленицы и Поста", "Страна лентяев", "Триумф смерти", "Игры детей"), а в палитре преобладает коричневый - цвет земли и ассизских фресок Джотто (упомянутого у Боккаччо, но в фильме замененного на ученика и сыгранного самим режиссером).


Испытание огнем перед султаном. Фреска францисканского цикла Джотто ди Бондоне
Экстаз святого Франциска. Фреска францисканского цикла Джотто ди Бондоне
Стигматизация святого Франциска. Фреска францисканского цикла Джотто ди Бондоне
Торжественное празднование Рождества в Греччо. Фреска францисканского цикла Джотто ди Бондоне
(Церковь Сан-Франческо в Ассизи, 1296–1304 годы)

"Декамерон" - фильм о крестьянском Средневековье, грязном, погруженном в экскременты (как один из персонажей, обманутый покупатель лошади) и полном страстей. Вожделением, жаждой жизни тут охвачены все - от стариков до монахинь. В этой интерпретации Средневековья ощутим отзвук совсем другого карнавала - сексуальной революции только что отгремевших 1960-х.

"Ланцелот Озерный" (1974)
Режиссер: Робер Брессон


В своем первом фильме на средневековую тему, "Жанне д’Арк", Робер Брессон следовал за историческим документом - допросом Орлеанской девы. Во втором он рассказывает о легендарных героях, рыцарях Круглого стола. Сэр Ланцелот возвращается домой после безуспешных поисков святого Грааля, но его встреча с возлюбленной (и супругой короля Артура) Гвиневрой обоим не приносит радости - он хочет отрешиться от плотских страстей и полностью посвятить себя Богу.

На постере брессоновского "Ланцелота" - рыцарь, падающий с коня и изрыгающий фонтан красной крови. С нескольких похожих сцен начинается и сам фильм, но продолжа­ется он иначе - спорами рыцарей распадающегося артуровского круга и бесконечным диалогом Ланцелота и Гвиневры, которая ждала его из похода и теперь не хочет уступать Богу. Когда он передумает бросать ее ради Всевышнего, мучительное выяснение отношений тем не менее продолжится.

Брессон минималист - даже когда погружается в Средние века. Дух эпохи здесь лучше всего передает наконечник копья, долго несущийся в пустом пространстве кадра. В картине почти отсутствуют декорации: действие происходит или в лесу, или под пологом палатки. Цветами и расстановкой фигур фильм напоминает раннеренессансную живопись - герои, сыгранные непрофессиональными актерами, неповоротливы, как всадники Паоло Учелло, они медленно перемещаются под церковные песнопения и говорят нарочито неестественно, как ожившие фрески. Брессоновский минимализм и французский тип философствования чуть позже доведет до абсурда "Монти Пайтон": современные герои в старинных латах оседлают несуществующих коней.





"Монти Пайтон и священный Грааль" (1975)
Режиссеры: Терри Гиллиам и Терри Джонс



"Священный Грааль" - пародия и на Пазолини (бесконечные купания в грязи), и на Брессона (сцена сражения Артура и Черного рыцаря, а также музыка и минимализм), и на Бергмана (начальные титры на шведской тарабарщине), и на романтизированный образ Средневековья, созданный прерафаэлитами. Изящные латы с картин Милле и Уотерхауса у пайтонов превращаются в консервные банки, "легендарные герои" ведут себя как растяпы, а роющиеся в грязи крестьяне не упускают возможности отпустить комментарий на злободневную тему, например о преимуществах анархо-синдикализма.

La Belle Dame sans Merci (Безжалостная красавица). Картина Джона Уильяма Уотерхауса. 1893 год
Ламия. Картина Джона Уильяма Уотерхауса. 1905 год
Странствующий рыцарь. Картина Джона Эверетта Милле. 1870 год
Жанна д’Арк. Картина Джона Эверетта Милле. 1865 год
Мечта о прошлом: сэр Изумбрас в Броде. Фрагмент картины Джона Эверетта Милле. 1857 год

Один из режиссеров, Терри Джонс, известен не только как участник группы "Монти Пайтон", но и как автор книг о Средних веках ("Рыцарь Чосера", "Средневековая жизнь с Терри Джонсом"), поэтому безудержному пародированию в "Священном Граале" подверглись не только современные стереотипы и чужие фильмы, но и старинные практики. Например, осада крепостей при помощи катапультирования мертвых животных (с целью вызвать эпидемию среди осажденных горожан) или средневековые ордалии.


"Седьмая печать" (1957)
Режиссер: Ингмар Бергман


XIV век, Швецию охватывает эпидемия бубонной чумы. По дороге домой из Крестового похода рыцарь становится мрачен, как небо над Готландом: он чувствует в сердце пустоту, но умирать все равно не хочет.

"Седьмая печать" - любимый фильм Алексея Германа, который в своем последнем произведении ("Трудно быть богом") и сам конструировал вечное Средневековье (правда, на другой планете и в будущем) при помощи тех же цветов - черного и белого, но совсем из другой материи, гораздо более страшной и вязкой.

Ключевая сцена бергмановского фильма - игра рыцаря со Смертью в шахматы - восходит к росписи потолка церкви Тёбю (автор фрески Альбертус Художник, шведский Джотто и Рублев, мелькнет в "Седьмой печати" в качестве второстепенного персонажа); источников для финальной пляски смерти в европейской средневековой живописи - бесконечное множество. В "Седьмой печати" Бергман наполняет новым содержанием самые мрачные средневековые сюжеты и мотивы: психомахия , одержимость смертью, чума, карнавал, переходящий в пляску смерти, флагелляция и охота на ведьм. Как впоследствии и у Германа, у Бергмана неуютное черно-белое Средневековье становится вечным и сливается с представлением об апокалипсисе. Смерть одного человека представлена здесь как смерть всего человечества.


Смерть играет в шахматы. Фрагмент росписи церкви Тёбю. Работа Альбертуса Альбертуса Художника. XV век


"Андрей Рублев" (1966)
Режиссер: Андрей Тарковский


Панорама жизни средневековой Руси и житие главного русского иконописца, о котором толком ничего неизвестно. Рублев попадает то на войну, то на празднование Ивана Купалы, вступает в религиозные споры, поддается соблазнам плоти и, конечно, создает свои бессмертные произведения.


Благовещение Пресвятой Богородицы. Работа Симоне Мартини и Липпо Мемми. Уффици, 1333 год

В пространстве средневековой Руси, по которой перемещается Рублев, нет совсем ничего для тела (тело насилуют, убивают, ослепляют; нельзя ни скоморошничать, ни купаться голым на Ивана Купалу) - тем зримее и неизбежнее торжество духа. Знаменитый финал, в котором камера скользит по иконам и черно-белое изображение впервые становится цветным, символизирует не только победу духа, но и переход от темных веков к Ренессансу, который на Руси, впрочем, так и не случился и который Андрей Рублев единолично несет в самом себе.

Режиссер, искавший выхода в большой мир, на простор европейской культуры, в "Андрее Рублеве" находится в диалоге не только и не столько с русской историей, а с Уччелло, Симоне Мартини, Брейгелем. Его герой Андрей Рублев становится ответом западноевропейскому Ренессансу - не зря колокол в конце начинает звонить под скептические реплики итальянских послов.


"Экскалибур" (1981)
Режиссер: Джон Бурмен


Основанный на книге Томаса Мэлори "Смерть Артура" (1485), фильм английского режиссера Джона Бурмена начинает историю легендарного короля издалека - с того самого дня, когда Утер Пендрагон, отец Артура, увидел на пиру жену своего вассала и немедленно пожелал овладеть ею. Зачатие будущего короля (которого, скорее всего, никогда не существовало) происходит на фоне пожара и агонии несчастного мужа, а Утер, по волшебству Мерлина так и не узнанный женщиной, даже в этом случае не снимает своих громыхающих лат.

Если бы не бурный эротизм и не многочисленные сцены резни (одна из версий картины имеет строгий прокатный рейтинг R), "Экскалибур" можно было бы назвать экранизацией самых романтических детских фантазий о Средних веках; сказка, снятая по мотивам детских игр режиссера на задворках родительской усадьбы и голливудских пеплумов 1950-х, но с учетом наркотических опытов последующих десятилетий. На фильм легла и длинная тень "Властелина колец", сценарий для которого Бурмен написал еще в 1970-х, но так и не подобрался к экранизации.


Минерва (Афина Паллада). Картина Густава Климта. 1898 год

Средневековье в "Экскалибуре" - это клятвы, заклятия и проклятия, блеск кольчуг, танцы красавиц с золотыми диадемами в волосах, стук заздравных кубков и звуки волынки, дыхание драконов и туман, поднимающийся с озер. Мифологическое пространство, никаких отсылок к современности и, несмотря на начальный титр «Темные века», ни малейшего намека на Брейгеля - скорее Густав Климт с его золотой чешуей и далеким от древней Британии отблеском византийских мозаик.


"Вальгалла: Сага о викинге" (2009)
Режиссер: Николас Виндинг Рефн


Викинги-христиане, идущие в Крестовый поход, попадают в полосу неудач и начинают подозревать, что один из них, Одноглазый, - сам дьявол.

Датский режиссер Николас Виндинг Рефн одним из первых почувствовал возвращение моды на Средние века, которая чуть позже выплеснулась триумфом "Игры престолов". Он, как Пазолини в семидесятых, создает новый канон: "Вальгалла" - это почти бессюжетная визуальная медитация, в которой нет места прежним стереотипам о средневековых декорациях и костюмах. Только бесконечность северной природы и человеческого зверства, примитивное оружие, одежда из грубого холста - нечто среднее между суровым историческим реализмом и рекламным роликом. Позднее по тому же пути пойдет и Джастин Курцель, у которого Макбет сражается, как герой компьютерной игры, страдает от посттравматического синдрома, как ветеран Вьетнама, и мерзнет в чистом поле, как настоящий шотландский тан.

P.S. Эти и другие фильмы по Средневековью можно найти здесь.

© Текст: Никита Кольцов, Мария Кувшинова. Фотографии: Getty Images, Hessisches Landesmuseum Darmstadt, Auckland Art Gallery, Tate Britain, Wikimedia Commons, Lady Lever Art Gallery, Håkan Svensson, Wien Museum Karlsplatz, Brigeman Images, Fotodom. © Arzamas

?

Log in

No account? Create an account