Блог наивного варгеймера

Previous Entry Share Next Entry
[Репост] О народах войны и о народах земли
january31
Оригинал взят у karabai96 в О народах войны и о народах земли.

Вы правы, мудрые народы,
К чему свободы вольный клич!
Стадам не нужен дар свободы,
Их должно резать или стричь,
Наследство их из рода в роды
Ярмо с гремушками да бич.

(А. С. Пушкин "Моё беспечное незнанье...")

Недавно на ФБ вышел спор о народах войны и о народах земледельцах. Собственно говоря о чём речь? Всем хочется принадлежать к народам воинам. И для многих утверждение, что славяне - это мирный народ-земледелец, выглядит чуть ли не оскорбительным. Давайте разберемся, как вообще всё так получилось? В начале известных нам исторических времен нашей эры воинские народы, а именно скандинавы, викинги, тюрки, аланы, хазары, половцы, печенеги, авары несомненно лидировали в мировой истории. Они определяли её ход. Все кочевые и полукочевые народы имели преимущество в том, что состояли они из всадников, пускай и пастухов, но эти пастухи в случае войны и набега становись идеальными воинами. Во первых пастух всё время живет в состоянии опасности, он либо защищает скот, либо его угоняет. Во вторых пастух всегда еще и охотник. Попутно он добывает себе пищу. Известно, что кочевники били с лука птицу на лету и байбака у норы.

Соответственно, у пастуха при себе всегда лук и какое-нибудь ручное оружие. Типа сабли или шестопёра. Как я уже писал в материале "Воспитание конём и охотой", естественная среда делает из кочевника воина. Ему не нужны дополнительные тренировки и обучение. Таким образом, мобилизационная готовность народа-скотовода, народа-кочевника всегда составляет до 80 % мужского населения.

А что же у земледельцев-пахарей? В земледельческом обществе рядовой член социума большую часть времени занят трудом, не связанным с насилием. Право на насилие он делегирует суверену. Герцогу или князю. Земледельцу нет смысла рисковать жизнью. За него это делают люди из специального воинского сословия. Более того, развитое земледельческое общество, переходящее в стадию постепенной урбанизации, не в состоянии отвлекать большое количество народа для ведения войн. Война становится уделом наемников и военного сословия. Война - это дорого. Для содержания одного всадника-воина, в условиях северо-востока Руси нужно было выделять 60 четей ( около 60 га) земли. В Западной Европе ситуация была получше, но не настолько, чтобы собирать многотысячные рати. Потому дружины князей, герцогов и баронов составляли от силы 200-300 человек.

В случае большой опасности созывалось ополчение, но мобилизационная способность земледельческих обществ не превышала 15 % от общего количества населения. Да и вооружение ополчения хромало. Хороший меч мог стоить одной лесной деревушки. Воинские народы напротив за счет войн и грабежей, могли наращивать качество вооружения. Постепенно богатея за счет собираемой дани, они увеличивали и боевую ударную мощь за счет использования достижений мастеров из государств оседлой культуры. Если верить археологии, то один хазарский всадник, закованный в железо с ног до головы, мог в одиночку разбить отряд лесных вятичей, вооруженных палками с костяными, кремневыми наконечниками или в лучшем случае с наконечниками из мягкого железа.

Постоянно сталкиваясь с народами-воинами, оседлые народы выработали две стратегии. Первое: для военного противодействия создаются целые воинские сословия, второе: строятся оборонительные системы. Военный натиск конных народов посадил земледельцев в седло. Но испытывая недостаток в военной силе, они прибегли ко второй части стратегии: это найм и подкуп самих воинских народов. Что, собственно говоря, не сложно сделать. Воинские народы постоянно враждовали друг с другом. И тут произошла занимательная вещь. Казалось бы, земледельцы обречены быть в рабстве у воинов. Но земледельческое общество постоянно развивалось, а народы-воины стагнировали в своём развитии. С развитием систем вооружений иррегулярная конница уже не может противостоять хорошо обученным регулярным армиям.

И в XVIII веке мы видим как небольшие каре пехоты с тремя-четырьмя пушками отбивают атаки многотысячных орд. Война и набег становятся всё более и более рискованным занятием, а попытки расширить ареал набеговой экономики разбиваются о штыки регулярных армий.

Но с народами воинами не всё так просто. Есть народы, которые были вынуждены воевать, будучи не в состоянии прокормиться в рамках своего государства и общества. Так ныне благополучная Швейцария выставляла лучшую в Европе пехоту, непальские гуркхи до сих пор служат в британской армии. Ну, а швейцарцы (или по крайней мере их иммитация) до сих пор охраняют папу. Кстати, и слово "швейцар" оттуда же.



На сегодняшний день пожалуй только курды живут как народ-воин, хотя это скорее от обстоятельств нежели от желания.

Не забудем и Скандинавию, которая не в силах прокормить растущее население, выталкивало молодых и пассионарных людей в моря и чужие земли. Но эти народы нельзя назвать в полном смысле народами-воинами, поскольку воевали только часть этих народов, а остальные вели традиционный мирный образ жизни.

И самое главное. Быть представителем народа-воина почетно, но народы-воины не смогли создать собственные государства. Поскольку для создания успешного государства мало что-либо завоевывать, нужно иметь глубоко структурированное общество, способное созидать мирную жизнь. Т.е. в структуре общества основная его часть должна иметь профессии сугубо мирные. Без этого государству не состояться.

?

Log in

No account? Create an account